Интервью с Председателем «Ассоциации по продвижению китайской культуры» г-ном Ван Ши (часть II)

Расскажите, пожалуйста, каким образом устанавливается масштаб кампании по распространению китайской культуры в разных регионах мира. Я слышала мнение о том, что в тех странах, с которыми у Китая уже установлены хорошие дипломатические отношения, размах, так называемой, «культурной экспансии» менее интенсивный, чем, скажем, в странах, над отношениями с которыми Китаю еще предстоит активно работать? Разделяете ли Вы данную точку зрения?

Возможно, действительно, так и есть. Если кого-то знаешь длительный срок, то сразу начинаешь невольно думать, что отношения эти довольно прочные и стабильные, потому что в них присутствует взаимопонимание. Когда отношения не столь хорошие, то, возможно, в данном случае нужно стараться больше узнавать противоположную сторону, а лучшим каналом для этого является, конечно, культура. Однако я заметил, что в этом мире все стараются действовать осторожно и осмысленно. Например, институты Конфуция часто выбирают места, исходя из соображений идеологии. Они смотрят, является ли данное место центром культуры. В Китае, например, в очень многих местах есть центры культуры и поэтому встает вопрос, какие из них смогут пропагандировать ее вовне. То есть, в целом, конечно, нерешенных вопросов в данной сфере также довольно много. Другое дело, что они, возможно, не столь очевидны. Но у меня лично есть на это своя точка зрения. Я убежден, что эти проблемы лучше всего смогут решить простые люди, поэтому именно им нужно предоставлять на это право. Правительству в эти дела,  как говорится, лучше не соваться. Если за них возьмется правительство, то все, разумеется, будет решено, основываясь на принципах выгоды и идеологии. Ты у меня здесь открыл центр, так почему мне не пойти и у тебя там не открыть центр? По принципу дипломатии все должно быть равноценно, верно? Но я принадлежу к неправительственной организации, т.е., если я открою центр у вас там, то это будет уже совсем другое дело. Между народами не существует дипломатического принципа равноценности. В связи с этим, на мой взгляд, существует много разных способов налаживать отношения. Главное, не нужно доводить до того, чтобы люди начинали в чем-то сомневаться, не нужно поднимать какие-то противоречивые вопросы. Симпатия может возникнуть только тогда, когда ты позволишь противоположной стороне чувствовать себя легко и непринужденно.

Уважаемый г-н Ван Ши, поделитесь, пожалуйста, своей историей. Как сложилось так, что Вы заняли пост Председателя Ассоциации?  

Меня даже сегодня очень мало людей называют Председатель. Почти все меня зовут учителем. Я раньше довольно продолжительное время занимался преподаванием в ВУЗе, особенно в Академии искусств Народно-освободительной армии. На самом деле, я также преподавал и в Пекинском университете, и в консерватории, то есть, у меня за плечами, можно сказать, весьма солидный опыт преподавания. Я и сейчас стараюсь придерживаться былого образа жизни, очень много читаю. Мое все свободное время отдано работе и чтению. Мне, кстати, однажды тайваньский психолог по имени Чжи Лан даже сказал, что чтение – это залог долголетия. Поэтому мне надо читать еще больше. Чтение активирует человеческий мозг, помогает избежать старческого слабоумия, поэтому это, определенно, очень стоящее занятие. Моя жизнь, в целом, довольно однообразная. Работаю, читаю книги, общаюсь с разными людьми.         

Скажите, пожалуйста, каким Вы видите будущее китайской культуры как в масштабах своей страны, так и в мировых масштабах? Сегодня все говорят о сильном влиянии западной культуры на культуры других стран мира, на ту же Россию и Китай. В этой ситуации, на Ваш взгляд, существует ли вероятность, что Китай может утратить свою уникальную культуру? Как Вы думаете, можно ли как-то поспособствовать тому, чтобы молодые люди больше ценили свою культуру и сохраняли ее?    

В Китае был один господин по имени Чжоу Югуан, он умер в позапрошлом году. Ему было 112 лет. В последние 50 лет своей жизни он занимался экономикой, потом стал лингвистом. Чжоу Югуан часто любил говорить: «В этом мире есть только два типа культуры. Первый тип – это традиционная культура какой-то народности или страны. Вторая – это культура общая, международная, современная». Он полагал, что в основном люди сейчас и живут в такой сдвоенной культуре. Отсюда можно предположить, что активное развитие такого рода современной международной культуры может препятствовать функционированию и гармоничному развитию традиционной культуры, особенно среди молодых людей. Почему? Особенность традиционной культуры заключается в том, что она привязывается к определенной местности. В число ее отличительных черт зачастую входят продолжительность, а также глубокое влияние, которое она способна оказывать на человека. Однако, в современном мире люди все более стремятся к тому, чтобы собираться вместе, общаться, а не оставаться в одиночестве. В давние времена люди жили племенами, потом племена превратились в царства, на смену им пришли империи, которые потом стали объединяться в союзы и цивилизации. Такова тенденция развития человечества, когда какая-то группа людей разрастается. С ростом числа участников группы можно заметить пропорционально увеличивающуюся степень диверсификации культуры данной социальной общности. Мне кажется, что этим принципом и можно объяснить те тренды, которые мы наблюдаем сегодня среди китайской молодежи. Самим же молодым людям, разумеется, более интересна многогранная культура.             

Например, людям постарше на работе и в обществе достаточно общения на китайском языке. А молодые стремятся выучить английский, русский и другие языки, почему? Просто потому, что они хотят жить в большом мире. Поэтому мне кажется, что с подобной проблемой сейчас сталкиваются очень многие страны. Но если смотреть с точки зрения развития, идет ли человечество по пути смешивания? Мне кажется, что свою родную культуру человек, даже если и захочет забыть, то не сможет. У каждого человека есть эти две стороны, несколько культур. Русские традиции и обычаи, китайские традиции и обычаи, они у русских и китайцев в крови, которую уже никак не изменить. Современные и международные традиции, обычаи, привычки – это все приобретенное после. Мне кажется, что даже те люди, которые отвергают свою культуру, на самом деле просто не осознают то, насколько глубоко она в них находится. Например, я допускаю, что молодые люди в России, возможно, говорят: «Я не люблю русскую культуру, я люблю французскую». Они так, конечно, могут говорить, просто не понимая до определенного момента, насколько глубоко в их гены заложена эта русская культура. Лично я об этом сильно не беспокоюсь. Мне кажется, что это лишь вопрос времени. Когда они станут постарше, когда им будет, скажем, 35, они поймут, что их родная культура – русская. А когда достигнут 55-летнего возраста, то осознают это еще больше.

 

Журнал "Россия и Китай"
Марина Белькова